16.10.2011

ЭPОТИКА И ЕЕ ИСТОРИЯ В ЯПОНИИ

春画 - «шунга» (или «сюнга», если по Поливанову) – дословно «весенние картины».
Строго говоря, не обязательно картины. Изображения сцен любви, эротика всех видов от мягкого намека до конкретной порнографии на взгляд современного зрителя.
Изображения могут быть гравюрами всех сортов и видов, картинами, свитками, расписанными экранами, ширмами, дверями, скульптурами разного формата (в том числе и нэцкэ).
Когда именно появились изображения такого рода, сложно сказать со 100%-ной уверенностью. Сами по себе изображения половых органов в Японии имеют весьма древнюю историю и восходят ко временам дремучего язычества, когда мужской эрегированный пенис почитался как символ плодородия, талисман удачи и защиты от злых духов. Синтоистские храмы, посвященные этому символу, до сих пор существуют в разных областях Японии и процветают (хотя и не очень афишируются).
И фестивали, посвященные как фаллосу, так и половому акту, опять-таки не сильно рекламируемые местными туристическими агенствами, продолжают свою тысячелетнюю историю. Например, Асука Онда Матсури, проходящий в первую субботу февраля в храме Асука-ни-имасу (префектура Нара) упоминается в официальных источниках конца 7го века. На сцене храма при полном собрании жителей деревни и гостей служители храма в масках Тэнгу (полу-человек, полу-птица, демон, имеющий двоякую природу: иногда враждебный людям, иногда помогающий, часто изображается с носом-фаллосом и олицетворяет мужское начало) и Отафуку (олицетворение женского начала) изображают половой акт. По поверьям, эта церемония дарует плодородие рисовым полям.  Когда реально появился этот праздник начала нового сельскохозяйственного сезона – тайна, покрытая мраком времен.
Канамара Матсури, ежегодно проходящий  в первое воскресенье апреля в городе Кавасаки (префектура Канагава). По ссылочке сходите, картинки посмотрите. Думаю, понятно будет и без перевода, чему посвящен праздник.
Короче, восхваление МПХ, как говорят в одном широко известном ЖЖ-обществе только для дам, имеет в Японии глубочайшие корни и во многочисленных изображениях его не усматривалось ничего постыдного или аморального. Небольшие скульптурные изображения фаллоса носили с собой в качестве талисмана, приносящего удачу и отгоняющего злых духов. Особенно полезным этот амулет считался для женщин, изгнанием злых бесов, поселившихся у некоторых особо вредных баб сами-понимаете-где, было его основной задачей. Методы лечения того, что в наше время называется красиво «истерия» (с латинского »бешенство матки») или по-простому «недотрах» и родственные ему термины, были хорошо известны и полторы тысячи лет назад.
Потому китайские трактаты о медицине с подробными и богато иллюстрированными описаниями полового акта как способа оздоровления и поддержания жизненного тонуса пришлись очень и очень «в тему». И деревянные, каменные, керамические изображения фаллоса гармонично дополнились его же образами на бумаге.
Первые шунга появились, похоже, где-то в 7-8 веках. Поначалу как иллюстрации к дворцовым и монастырским сплетням и скандалам, заботливо записанным на свитках летописцами и любителями дневниковых записей. Времена были простые и откровенные, обсуждения «кто, с кем и как» не считались темой, неприемлимой для светской беседы.
 
Сцена из дворцовой жизни Хэйана. Копия начала 17го века с более раннего оригинала.
Терминов «сексуальное извращение», «нестандартная сексуальная ориентация’ и т.п. не существовало в принципе. Все естественно, что возможно.
Синтоизм, как вы уже поняли, к сексу относился более, чем положительно. А вот ортодоксальный буддизм к этому был не столь снисходителен. И буддийским монахам, вообще говоря, предписывалось воздерживаться от сексуальных контактов. Но местные монахи проблему решили быстро: выращивая в своих рядах «чиго» – младших партнеров для гомосексуальных контактов. Обычно ими становились молоденькие мальчики, которые отращивали волосы, чтобы больше походить на женщин, и которым позволялось не заниматься тяжелым физическим трудом для сохранения нежности и белизны кожи.
 
Гомосексуальная сцена с участием монаха и «чиго».
Понятно, подобного рода вещи не одобрялись официально, что не мешало им процветать.
Впрочем, и картины, где монахи, видимо, изгоняют злых бесов из высокопоставленных дам, тоже не редкость:
   
Китайские медицинские трактаты о сексе дополнились местными иллюстрированными пособиями по технике секса.
 
Из китайских первоисточников (конкретно это – 17го века).
Во время первого сёгуната Камакура (12-14 века) шунга пользовались изрядной популярностью среди самурайского сословия. Небольшие книжечки «карманного» формата носили под шлемами. Не только для развлечения в часы досуга, но и как опять-таки амулеты, защищающие от злых духов и приносящие удачу.
Примерно тогда и закрепилась традиция »диспропорционального» изображения половых органов: на маленьких картинках карманного формата иначе просто было невозможно разглядеть »самое интересное».
Кроме того, уже тогда существовало стойкое убеждение, что мужское и женское тела очень мало отличаются друг от друга, особенно без одежды. И основное различие между эМ и Жо – именно гениталии. Потому на картинах шунга гениталии обычно изображались непропорционально большого, аффектированного размера.
 
Картина начала 17го века. Обратите внимание, как мало внимания уделено, например, груди женщины. Буквально пара штрихов. При этом доспехи самурая прописаны до мельчайших деталей.
Ну, и об эстетике обнаженного тела мы уже с вами беседовали: не считалось тут полностью обнаженное тело особо привлекательным зрелищем.
  
Во времена раннего Эдо (17й век) с развитием печатного дела и появлением первых гравюр, шунга быстро высросли в популярности среди всех слоев населения, особенно городского, кому это было более доступно.
Наборы и комплекты шунга в высоко-качественном исполнении (нарисованные или раскрашенные вручную) в то время были практически постоянным элементом свадебного подарка для самураев высшего класса.
 
«Учебное пособие» (это, правда, более позднего времени, конец 18го века). Подобные сюжеты, где парочка использует шунгу в качестве учебного пособия, встречаются достаточно часто.
Примерно в это же время появилась устойчивая традиция изображать в качестве персонажей шунга (да и гравюр вообще) известных лиц. Понятно, что соседку неглиже можно увидеть практически в любое время (особенно летом). Кому это интересно? Да и вообще, захотелось на голых баб посмотреть - иди в баню и смотри, пока глазки не заболят. Простолюдинки никак не стеснялись своей наготы и удивить этим кого-то было просто невозможно. А вот дамы, занимавшие высокое положение и щеголявщие в роскошных многослойных шелках, возбуждали воображение, их-то увидеть голышом могли очень немногие. Их-то и изображали охотнее всего. Понятно, особой популярностью пользовались «селебрити» тех времен – известные куртизанки и актеры Кабуки. И «селебрити» эпохи Эдо отнюдь не возражали против их изображения в подобном виде. Известность и популярность приносили неплохой доход.
Известные публичные дома выпускали карманные наборы шунга с изображением лучших своих проституток. Для надежного опознания на каждой гравюре имелся герб данной проститутки.
 
Одна гравюра из подобного набора. Забавно, что здесь дама занята чтением книги, пока ее клиент (судя по мечу, лежащему на полу, – самурай) занят делом, ради которого и пришел.
Вообще говоря, самураям предписывалось оставлять мечи дома при походе «по бабам». Вход в публичный дом с оружием был запрещен. Но художники частенько пририсовывали несуществующие мечи, просто чтобы яснее обозначить социальный статус мужчины (без одежды самурай ничем не отличается от простолюдина!).
  
Еще из аналогичного набора.
Многие известные художники того времени охотно брались за исполнение заказов на шунгу, потому как оплачивались они несравнимо выше, чем обычные портреты и пейзажи. А уж частный заказ на единичную картину приносил художнику доход, на который он мог безбедно жить несколько месяцев.
Некоторые проблемы возникли в конце 17го века, когда пятый сёгун из рода Токугава, Тсунайоши (он же более известен под именем «собачий сёгун»), решил заняться моральным обликом своих поданных. Именно тогда были выделены специальные районы для проституток, выселены на окраины городов все театры и кабаки. Плюс к тому были введены запреты на убийство животных (особенно собак) и жуткие кары за подобные преступления. Шунга были также запрещены.
Однако, запреты, цензура, штрафы и наказания очень мало повлияли на издание »весенних картинок». Скорее, даже стимулировали их производство, поскольку цены на подпольную продукцию немедленно выросли. Художники перестали подписывать свои произведения, опасаясь штрафов и наказаний. Потому об авторстве картин того периода можно догадываться либо по стилю, либо по псевдонимам.
 
После смерти собачьего сёгуна цензура, хоть и неотмененная, значительно ослабла и шунга продолжили рост популярности и продаж. С появлением новых методов и технологий дешевые гравюры стали доступны практически каждому. И конец 18го века – подлинный расцвет этого вида искусства.
Примерно в то же время достигло расцвета и искусство языка символов, когда отдельные предметы на картине позволяли объяснить дополнительно, что хотел сказать художник. Вроде европейских »аллегорий». Язык этот был прежде всего ориентирован на конечного потребителя: сексуально активного городского жителя, мужчину. К сожалению, не все символы шунга мне известны на настоящий момент, но что знаю…
Проще всего по дополнительным деталям опознать время года, когда происходит описанное на картине.
Вот, например, осень:
 
Парочка занялась любовью во время «тсукими» – любования полной луной. Луна тут особенно красивая и большая в сентябре-октябре.
Новый год:
 
На картине присутствует новогодняя икэбана-кадоматсу, дополненная мандарином-миканом и большой креветкой – традиционные символы Нового года в Японии. Парочка явно пьет новогоднее саке.
Ханами, цветение сакуры:
 
Конкретно «весенняя картинка». Пара явно собиралась расположиться под цветущей сакурой на пикник с выпивкой и закуской, но вот не утерпели…
Помимо столь явных символов, есть и менее очевидные, смысл которых желательно знать заранее. Для лучшего понимания происходящего.
 
Здесь вот, например, все уже закончилось. Многочисленные смятые салфетки, валяющиеся в разных местах, говорят, что парочка неплохо провела время.
А здесь еще и не начиналось:
 
Соблазнение. Судя по длине рукавов и изобилию красного в костюме и прическе, девушка совсем молоденькая. А вот самурай уже не очень молод, о чем говорит дерево сливы в горшке на заднем плане. Слива – символ зрелости, а цветущая слива с торчащими вверх ветками говорит… думаю, сами догадаетесь. Короче, »старый конь борозды не испортит». К тому же, этот самый «старый конь» явно подпихивает девушке книгу с шунга. Типа, а не попробовать ли нам?
Здесь же присутствует и один из самых распространенных символов, относящихся к неявному изображению женских гениталий. Разрезы рукавов около кистей рук. Многослойный шелк с красным «нутром». Ничего не напоминает? Судя по тому, что правый рукав девушки явно склоняется в сторону настойчивого самурая, можно не сомневаться в исходе данной встречи.
 Кроме того, по шунга, как и по гравюрам вообще, можно изучать быт, нравы и кое-какие обычаи, принятые в соответствующее время. Например, по шунга неплохо прослеживается эволюция местных подушек-макура.
Однако, не следует забывать, что шунга - в некоторой степени (а иногда и в очень большой степени!) плод воображения художника. Не всегда изображение реалистично.
Короче, не пытайтесь воспроизвести в домашних условиях все, что изображено на картинах.
 
Здесь, например, один самурай на десять девушек . Если я не обсчиталась. Кто кого имеет – еще вопрос.
Очень часто на картинах присутствует свидетель (или несколько).
Один из самых распространенных сюжетов - семейная пара занимается сексом рядом со своим ребенком. Ребенок иногда спит, иногда занят своими делами, иногда с интересом наблюдает за родителями.
 
Суровая правда жизни: вся семья делит один футон (матрас). Такое было обычным делом не только для бедняков, но и для семей со средним достатком, как деревенских жителей, так и горожан. Зимой вместе теплее, а летом достаточно одной антимоскитной сетки.
Помимо невольных свидетелей частыми персонажами на картинах бывают и откровенно любопытствующие.
Картины из серии »наблюдение за наблюдающим»  – один из самых полулярных сюжетов шунга.
Служанка принесла саке парочке. Ее явно приглашают присоединиться.
Сцена в публичном доме:
Еще из этой же серии.
 
Подглядывающую служанку «оприходовал» мимо проходящий гость публичного дома.
Встречаются и сцены насилия.
 
Сказ о том, как опасно ходить по ночам в одиночку.
Заметьте, однако, какая мерзкая рожа у насильника. Совершенно очевидно, что автор картины такого явного безобразия не одобряет.
Еще один довольно популярный сюжет шунга - шунга-ужастик. С участием привидений, монстров, духов умерших и т.п.
Вот, например:
 
Бледная фигура в полосатом – покойник, причем, не очень свежий, если судить по отросшим ногтям и небритости. Доски – разбитый гроб, на полу валяются чашка с рисом, которую обычно ставят для духа покойного и ветви сакаки, так же обычно ставящиеся рядом с гробом.
Судя по всему, молодая вдова, не дождавшись даже похорон мужа, предалась любовным утехам рядом с гробом мужа. И тот не выдержал подобного оскорбления. Короче, сейчас всем мало не покажется.
Ближе к концу Эдо-эры чрезвычайно популярны стали эротические серии, своего рода манги, истории в картинках.
Вот, к примеру, назидательная история об обманутом муже:
1.Муж спит за ширмой. А жена в это время принимает молодого любовника.
2.Буйные утехи парочки и опрокинутая ими ширма разбудили мужа.
 
3.Муж наводит порядок.

4.Однако, бодрая молодежь одолела. И теперь мужу приходится беспомощно наблюдать, как эти двое творят непотребство. Coaching Courses
5.Но тут в дверях показывается благородный спаситель обманутых мужей… 6.Страшное возмездие ожидает всех неверных жен!  

Закату эротических гравюр, как не сложно догадаться, сильно способствовала вестернизация Японии, начавшаяся во второй половине 19го века. Цензура на эротику стала реально строгой. И, кроме того, европейцы завезли в Японию конкретно другие представления об изобразительном искусстве и реализме в живописи. Некоторое время угасающее искусство поддерживалось западными эстетами: в моде было все японское и в том числе японская эротика. Но уже к концу 19го века гравюр-шунга практически не выпускалось. Фотографическая эротика полностью вытеснила более трудоемкую и дорогую живописную.
Одна из последних по времени традиционных шунга, конец 19го века.
 
Здесь уже явно заметно влияние западной живописной манеры. И фигуры написаны более реалистично и детально, и мужчина имеет европейскую стрижку.
И напоследок вот вам картина Китагава Утамаро (1753-1806):
 
Мягко говоря, не очень юная пара занимается любовью в поле.
Журавль, символ верности, несет им забытые салфетки.
Черепахи, символ долголетия и мудрости, подползают к ним поближе.
Женщина лежит головой на граблях (талисман для привлечения богатства).
Намеки ясны? Будет вам и долголетие, и богатство, и долгая счастливая семейная жизнь! В любом возрасте секс – это благо!

4 комментария:

Лег Каурава комментирует...

Познавательно )))
Это... По сравнению с седой стариной, сегодня вроде в Японии с цензурой намного жёстче. Изображения половых актов встречаются, но интимные места скрывают. Или нет?

olyasozera комментирует...

Точно, на картинках скрывают, зато в спец баре можно вжувую наблюдать.

ИНОПЛАНЕТЯНИН комментирует...

так вот как все тогда было..
и"биологическое оружие"у..
землян оказалось неспроста

Анонимный комментирует...

На сколько знаю во многих яп порно фильмах уже нет квадратиков.

Отправить комментарий

Вы можете оставить комментарий анонимно, но если хотите указать свое имя, введите в поле ИМЯ/URL Ваше имя, а поле URL можно оставить пустым.

Спасибо за Ваш комментарий!

Получайте ответы к комментариям на почту.
Введите Ваш e-mail: